?

Log in

 А еще меня можно добовлять в друзья, если у нас есть общие интересы или вы чувствуете необходимость общения со мной.
Знакомых тут у меня нет. Так что буду рада взаимности
Мне очень трудно успокоится, если я знаю о существовании своих ошибок.
Глупых. Десредитирующих мнение обо мне.
Внутри поднимаются волны и бьются о пороги осознания моих проступков.
Нам было вместе хорошо.
Думаю, без меня ты счастлив. С другой
А я без тебя - всего лишь не одна.
Уже который месяц.
В мыслях все равно ты. Хотя я долгое время думала, что для тебя там нет места.
Зато ты никогда не прочитаешь этих слов. А если мы вновь встретимся улицами тесного города, я улыбнусь тебе так, что ты поймешь - у нее все хорошо.
Я не обману тебя. Это ты когда-то решился на самобман
Если не хочется есть или спать, читать или заниматься каким-нибудь полезным и интересным делом - значит пришла зима и внутрення спячка.
А ведь столько всего нужно сделать, аж нависает над головой.
И эта ответственность, которую я не могу подводить... и это стремление в любом случае быть на высоте.
Быть в примере, быть лидером, с высоко поднятй головой...
Но ничего.... ничего не получается, если не хочется
Если не хочется, то и не можется. Тяжело бороться с собой.
Я воспитала в нем мальчика для себя. Он любит книги тех же авторов, что и я.
Он любит музыку тех же, исполнителей, что и я.
Он любит блюда, которые готовлю я, потому что сам готовить не умеет.
Он любит фразы, которые говорю я, не зная, что это цитаты или умные слова кого-то другого. Не мои.
Он пишет мне стихи. И  про меня.
Я люблю книги, музыку, блюда, умные слова и его стихи, потому, что они посвящены мне.
Только он не стоит в этом ряду.
Он говорит "люблю" и слезы сворачиваются и блестят в уголках его глаз.
Мои слезы от того, что я его обманываю.
Люблю. Но наверное не тебя, Валик.
Да и ты об этом врядли узнаешь.
Ты не приходишь в мои сны и в мои мысли. Или я просто не пускаю тебя туда.
Пока что у меня не хватает сил сказать тебе правду, сделать больно.
Когда-то мы рискнули всем.
Раньше у нас были отношения. Сейчас - всего лишь регулярный секс.

женщины-стервы

Мне хочется срываться на людей, но я из-за всех сил сдерживаюсь.
Хочется много курить в темных залах кафечек и пить много алкоголя.
Хочется слез. Истерик. Просьб остаться и одергиваний за рукава и низы рубашек.
Хочется, потому что это бывает так редко, а эмоциональная смена всегда подкрепляет расшатанные отношения. Хочется издеваться... Да-да, издеваться над чьими-то чувствами.
Зима - самое тяжелое время года.
Я делаю больно тем, кто меня любит. Именно зимой.
Я не умею зимой жить иначе. Только в горячих слезах по щекам. Сигаретным дымом и мультиками на стене из-за того, что опять перебрала с алкоголем.
И это все искусственно!
Я долго сижу и продумываю мною ж придуманные проблемы.

Шрамы

Я прощаю, но остается маленький шрам внутри, который очень часто ноет на погоду. Да что там...шрам постоянно напоминает о себе. Это все равно, что шрам на лице... Или какой-то другой открытой и часто попадаемой на глаз части тела. Я знаю что он есть, я его вижу, и поэтому он ноет.
И еще эта хрупкая корка, которой затягивется чешется и чешется. Не помогает. Ибо нет смирения
У меня сквозняки.

Осень или зима.

Когда наступает осень или зима, люди ищут любви и уединения в ней. Бегут от одиночества, закутываются в теплые одеяла вдвоем и смотрят фильмы на непонятних языках, кормят друг друга с рук и греют руки о горячие чашки кофе, даря друг друг поцелуи и теплые слова, которые попадая в уши, разжигают внутри пламя душевного камина. Ведь в наших маленьких квартирах никогда не будет настоящего камина и запаха угольков.
Когда люди хотят всего этого, я хочу одиночества и сжимающего сосуды холода. У меня есть работа в юридичкой консультации, в пятницу и субботу - мы с Олей танцуем. У меня есть Валик. У него - любовь ко мне. И очень-очень-очень много теплых и нежных слов, от которых у меня часто выступают режущие слезинки в уголке глаз. У меня нет это любви. Она есть только у него.
Вечерами мне хочется быть одной и тосковать за кем-то. Чего ждать. Грустить. Окатывать щеки слезинками. Лежать на диване, закутавшись по самый нос в компании пульта от телевизора. Иногда неохотно выползать на кухню. Варить кофе. Смотреть в окно. Там холодно. Как и во мне. Там лед и под весом он ломается. Как и я... со свои одиночеством. Разогревать печенье в микроволновке. Думать о том, чего нет. Мечтать. Фантазировать. И даже грустить.
Но так никогда не будет. У меня слишком много внимания. И я без него сломаюсь уже на 3-4 день.
С Олей мы живем уже три года. После того как мои родители переехали жить в Англию. Она всегда рядом, сопровождает меня с утра и до ночи, если конечно мы вдвоем ночуем дома. Но я попрежнему ношу все свои глубокие проблемы в себе. Они ужасно давят. И очень тяжелые...
А я маленькая и совсем несмелая, чтобы сказать ей о том, как слезы подкатывают на глаза, горло сжимается до нехватки сил выбросить все эти слова наружу.
Она даже не представляет, как изменилась ее маленькая девочка. Я даже не представляю, как изменилась я сама.
Чужие проблемы все больше заменяют собственную жизнь. И не потому, что своих проблем вовсе нет.
Иногда просыпается желание преобразоваться совсем в другую ипостась. Быть такой, какой быть не свойственно ,и что изурядно подовляется внутри и идет в область бессознательного с дальнейшим воплощением в комплексы и внутриличностные конфликты.